В обнародованных документах говорилось о преступной деятельности карательного отряда «Украинская компания». Его члены проводили массовое уничтожение мирных граждан, которые не могли быть использованы фашистами в качестве рабов. Факты кровопролитий задокументированы путем вскрытия мест массового захоронения граждан в д. Пешково.

Также рассекречен допрос предателя А. С. Родина, который добровольно согласился работать в пользу немецкой стороны. Всего из 200 арестованных карательным отрядом было расстреляно 170 человек.

Орловец 1938 года рождения Василий Говричев свидетельствовал о своем тяжелом детстве, пришедшемся на годы войны. Оккупанты выгнали его семью из добротного дома, в котором организовали штаб. Василий Николаевич рассказал о жизни семьи в неприспособленной теплушке, о голоде, о том, как нацисты проводили зверские расправы над местными жителями без суда и следствия, травили детей собаками, отбирали у местного населения последние крохи: еду, одежду.

«Через 2 дома сосед жил Авдеев Даниил, закончил курсы радиотелеграфиста в Ленинграде, и он с радиостанции приехал уже в оккупированную в деревню. И кто-то немцам доложил. Его быстро обнаружили, отобрали радиостанцию и этого соседа расстреляли. Сейчас в поселке Нарышкино у вечного огня выбита его фамилия на мемориале», – рассказал Василий Николаевич Говричев.

Он особо отметил, что захватчики запретили работу местной школы. После трех лет оккупации ночью мирное население было согнано и отправлено колонной под охраной в сторону Белоруссии. При этом вся деревня была сожжена. На глазах шестилетнего ребенка разворачивалась бесчеловечные картины: убийства и истязания женщин, детей.

Позже, Василий Николаевич нашел в Германии место захоронения своего отца, считавшегося пропавшим без вести.

Анатолий Семенович Буханцев из Болховского района рассказал о настоящем чуде своего спасения из газовой камеры: когда его, десятилетнего ребенка, и десятки других напуганных людей загнали на место казни, смертельное оборудование не сработало.

«Фашисты творили бесчеловечные зверства. Нельзя было даже просто стоять у них на пути: могли снять автомат и расстрелять. Они чувствовали себя полными и безнаказанными хозяевами, не щадя ни людей, ни природу. Когда оккупанты забрали у нашей семьи последних четырех кур, спрятанных под соломой, это был большой удар для семьи. Настал страшный голод. Бабушка капала нам с сестрой в миску каплю масла из лампадки, а мы спорили, у кого масляная «звездочка» больше», – вспоминает месяцы оккупации Анатолий Семенович.

В 1943 году Анатолий Семенович вместе с мамой был угнан в Германию. Около двух лет он пробыл в концлагерях.

«Каждый концлагерь – это фабрика смерти, где путь страданий заканчивается газовой камерой. В моих ушах до сих пор стоит крик матерей перед расставанием с детьми…», – говорит свидетель.
Ребенок дважды находился на краю гибели: в газовой камере и, скрываясь в окопе от шальных пуль, когда немецкая машина с боеприпасами была подорвана советскими самолетами.

Также были заслушаны показания Клавдии Ивановны Мироненко, ныне проживающей в Республике Крым. Клавдия Ивановна в 1943 году получила ранение, а ее четырехлетняя сестра Валентина была убита во время попытки укрыться в подвале от нападения немецкими солдатами на дер. Алешенка Орловской области.

В 1943 году в возрасте 8 лет девочка со своей мамой и двумя сестрами были насильно погружены немецкими солдатами в грузовой поезд для отправления в концентрационный лагерь в Германию. По дороге поезд подвергся авиабомбежке, после которой выживших пленников заставляли собирать трупы.

Суд приступил к исследованию письменных свидетельств дела.
Следующее заседание суда состоится 6 мая в 13.00.